Дарья Никифорова

 

«Ветеринарное обеспечение Советско-Финской войны

1939-1940 гг.»

(краткий обзор)

Введение

В истории любой войны скрыто немало событий и фактов. В этом отношении советско-финская война 1939—1940 гг. не стала исключением. История этой скоротечной войны еще долгое время будет притягивать современных историков и публицистов своими “белыми пятнами”. Очень метко и образно названа она великим русским поэтом А. Т. Твардовским "незнаменитой войной".

Во многих странах этот период истории рассматривается не как отдельная война а как часть Второй Мировой войны. И даже на официальном сайте консульства Финляндии в Санкт-Петербурге в разделе памятных дат эта война не значится. Долгие годы считалось, что Советский Союз вступил во Вторую мировую войну лишь 22 июня 1941г.,а поэтому «зимняя война» попросту не «влезала» в искусственно созданные официальной историографией рамки и в результате оказывалась «за бортом» большинства исследований, посвященных участию СССР во Второй мировой войне. А начавшаяся вскоре Великая Отечественная 1941-1945гг. вообще как бы заслонила собой эту непопулярную войну, которая по своим масштабам и последствиям, естественно, ни в коей мере не могла сравниться с ней. Основная информация о советско-финской войне, содержавшаяся в работах 1940-1980х гг., сводилась к тому, что да, такая война действительно имела место, она началась 30.11.1939г., закончилась13.03.1940г. и привела к тому, что западная граница СССР отодвинулась на 120 км, что «сильно укрепило обороноспособность страны на северо-западном направлении».

Вот, пожалуй, и все, что разрешалось знать об этой войне.

Немногие знают, что в войнах XXв на ряду с техникой по прежнему использовались животные: лошади, собаки, даже олени. Причем кони - это не только кавалерия – даже с наступлением эры техники лошадь оставалась основной тягловой силой армии.

 

1. Ветеринария в СССР до, во время, после Советско-Финской войны 1939-1940гг.

 

1.1. Ветеринарное Управление РККА

ВОЕННАЯ ВЕТЕРИНАРИЯ — система ветеринарного обслуживания вооруженных сил; обеспечивает работоспособность войсковых животных (лошадей, служебных собак), предупреждение заболеваний личного состава войск болезнями, общими для животных и человека, а также ветеринарно-санитарный надзор за состоянием продуктов животного происхождения, поступающих на довольствие войск. 

С момента организации и до настоящего времени отечественная военная ветеринария являлась неотъемлемой частью армии. Ветеринарное Управление СССР ведет свою историю с мая 1918 г, когда для руководства Главным ветеринарным управлением старой армии была назначена коллегия. В 1923 г Управление было сведено в отдел и передано в ведение Центрального ветеринарного управления Наркомата земледелия, а в 1924 отдел был реорганизован в Военно-ветеринарное управление РККА.

 

Назначение и задачи ветеринарной службы:

1. Ветеринарная служба РККА обеспечивает сбережение конского состава войск и сохраняет его наибольшую работоспособность, чем содействует победе Рабоче-крестьянской Красной Армии.

2. Ветеринарная служба должна:

а) ветеринарным отбором и обработкой обеспечить поступление в армию здорового работоспособного конского состава;

б) системой ветеринарно-профилактических и зоогигиенических мероприятий содействовать сохранению конского состава войск;

в) противоэпизоотическими мероприятиями предотвратить появление и распространение заразных болезней среди конского состава войск;

г) организацией лечения обеспечить быстрое восстановление здоровья и работоспособности больных и пораженных в бою лошадей и возвращение их в строй;

д) эвакуацией содействовать сохранению мобильности войск и наиболее полному восстановлению здоровья конского состава в тылу;

е) системой ветеринарного надзора за убоем скота, за мясными продуктами и фуражом, обеспечить снабжение войск доброкачественным мясом и фуражом.

 1.2 Основы полевой ветеринарной службы

Между Финляндией и СССР напряженные отношения были задолго до событий 1939- 1940 г. Поэтому, когда заходит речь о Советско-Финской войне, следует рассматривать не только временной отрезок этой войны, но и более ранние и поздние события: подготовку к военным действиям, их последствия, итоги.

Вопросы полевой и ветеринарной службы Красной Армии впервые были изложены в 1935 г. во Временном уставе ветеринарной службы (приказ НКО №132). Позднее, в 1936 г., он был дополнен Инструкцией по работе корпусных, эвакуационных и полевых ветеринарных лазаретов и в 1939 г. Инструкцией по эвакуации и лечению конского состава в войсковом и армейском тылу. В том же 1939 г было издано Наставление по предупреждению и ликвидации заразных заболеваний среды конского состава РККА на военное время (приказ НКО№131). Приказом НКО№138 было введено Наставление по профилактике, диагностике и лечению животных, отравленных боевыми отравляющими веществами. В этот же период были разработаны положения о полевых ветеринарных учреждениях и составлены табели и нормы ветеринарного имущества на военное время.

Из приказа №38 №113 от 11 декабря 1938г

« XXI. ПО ВЕТЕРИНАРНОЙ СЛУЖБЕ

1. Командному и политическому составу решительными мерами добиться улучшения ухода и эксплуатации конского состава.

2. По подготовке ветеринарного состава:

По полевой ветеринарной службе отработать:

— организацию и оказание помощи пораженным ОВ животным в условиях зараженной местности;

— применение новых средств по обработке пораженного ОВ конского со­ става;

— организацию и выполнение ветеринарной разведки, противоэпидемиче­ ских мероприятий;

— организацию и методы эвакуации больных и раненых лошадей на всех этапах войскового тыла.

3. По специальной подготовке отработать:

— диагностику заразных и незаразных болезней;

— желудочно-кишечные заболевания и борьбу с ними.

4. По полевой хирургии:

— оказание лечебной помощи раненым и пораженным ОВ животным; об­работку ран, пораженных ОВ, и организацию лечебной помощи в условиях зараженного участка;

— способы кровеостанавливания в полевых условиях, применение жгута и других подручных средств.»

 

2 сентября 1939 г. СНК СССР утвердил план реорганизации сухопутных вооруженных сил. Реорганизация конницы предусматривала следующие меры: усиление кавдивизии мелкокалиберной артиллерией и увеличение сабельного эскадрона; расформирование зенитных артдивизионов и зенитно-пулеметных эскадронов при управлениях кавкорпусов и усиление за их счет зенитной артиллерией кавдивизии; расформирование оставшихся двух отдельных кавбригад; развертывание отдельного кавполка НКО в отдельную кавбригаду. Планом в составе кавалерии общей численностью в 149342 человека предполагалось иметь 5 управлений корпусов, 25 кавдивизии, отдельную кавбригаду НКО и 6 запасных кавполков (по 720 человек). В принятом 1 декабря 1939 г. постановлении Комитета Обороны намечалось дальнейшее сокращение кавалерии и утверждалась численность ее в 144982 человека.

Кроме лошадей в войне использовали также служебных собак, которых готовили в Центральной школе собаководства.

Основной «живой силой» были немецкие овчарки, но также воспитывали и кавказских, южнорусских овчарок, доберманов, лаек.

Собаки, попавшие на войну, были далеко не в самом лучшем состоянии здоровья. Известно, что их кормили полужидкой кашей на мясном бульоне, в мясной рацион входило мясо плохого сорта: коровьи головы, ливера, требушина, иногда трупы лошадей. Было зарегистрировано много случаев импотенции кобелей и сук, которую объясняли авитаминозом.

В справочниках по военной ветеринарии содержится много сухой официальной информации о нормах, правилах содержания, ковки, защите, лечении и эвакуации животных в РККА.

Для защиты от лошадей и собак боевых отравляющих веществ в армии использовались противогазы. Лечением животных – оказанием первой помощи (наложение повязок) и выполнением операций - занимались не только специалисты в местах боевых действий, для выполнения этой задачи предназначена сеть ветеринарных лазаретов разных уровней. Разработаны целые схемы эвакуации раненых и больных лошадей и оборудованы машины для их эвакуации. Конечно, для контроля всей службы необходима документальная база. Для отправления лошади в тыл на лечение надо было заполнить несколько форм сопроводительных документов.

Обязанности должностных лиц ветеринарной службы.

Старший ветеринарный врач подчиняется непосредственно командиру полка, а в отношении специальной службы – дивизионному вет. врачу, и отвечает за вет. Состояние конского состава и за обеспечение полка вет. и вет. техническим имуществом.

Старший вет. врач полка обязан:

1) проводить зоогигиенические, вет. профилактические и противоэпизоотические мероприятия;

2) изучать вет. состояние района расквартирования (расположения) части и в необходимых случаях согласовывать вет. мероприятия с местными гражданскими вет. органами;

3) осуществлять постоянный контроль за кормлением, водопоем, чисткой и работой лошадей, за качеством фуража, состоянием конюшенных помещений, правильностью и современностью ковки;

4) проводить периодические осмотры лошадей и других животных;

5) проводить вет. обработку поступающих и выбывающих из части лошадей;

6) проводить специальные исследования и вет. наблюдение для подготовки лошадей;

7) проводить специальную и вет. тактическую подготовку вет. состава и руководитель вет. подготовкой всего личного состава части;

8) заведовать вет. лазаретом, руководить лечебной работой, обеспечивать лазарет вет. имуществом и правильно содержать это имущество;

9) проводить вет. санитарный надзор за убоем скота в полку.

Младший ветеринарный врач подчиняется во всех отношениях старшему вет. врачу и является его помощником по вет. службе; он выполняет работу по заданиям старшего вет. врача части (из ст. 44 кн. XI постановлений, действующих в К. А.).

Ветфельдшер подразделения подчиняется непосредственно командиру подразделения, а в отношении специальной службы – старшему вет. врачу. В частях, где по штату вет. врача не положено, ветфельдшер подчиняется непосредственно командиру части, а в специальном отношении – дивизионному вет. врачу или вышестоящему вет. начальнику.

Ветфельдшер обязан:

1)ежедневно присутствовать на одной из уборок лошадей;

2) проводить вет. надзор за содержанием, уходом, кормлением, ковкой и работой конского состава подразделения (части);

3) оказывать первую помощь раненым и заболевшим лошадям, проводить амбулаторное и стационарное лечение их; проводить эвакуацию раненых и больных лошадей;

4) проводить профилактические и противоэпизоотические мероприятия по указаниям старшего вет. врача части или вет. врача, прикрепленного для обслуживания;

5) вести вет. разведку района действия и расположения подразделения (части);

6) проводить вет. подготовку рядового и младшего начальствующего состава часть (подразделения);

7) требовать и получать для подразделения (части) вет. имущество, правильно его хранить и использовать;

8) вести вет. санитарный учет, учет вет. имущества и представлять установленную вет. отчетность.

В части (подразделении), где нет вет. врача, старшему ветфельдшеру подчинены младший ветфельдшер и красноармейцы, обслуживающие больных лошадей в ветфельдшерском пункте.

Младший ветеринарный фельдшер подчиняется командиру эскадрона (батареи), а в части специальной службы – старшему вет. врачу полка (старшему ветфельдшеру дивизиона).

Младший ветфельдшер обязан:

1) проводить вет. надзор за содержанием, уходом, ковкой, кормлением и эксплуатацией конского состава эскадрона (батареи) и порученных ему подразделений;

2)Следить за состоянием здоровья лошадей; ежедневно во время уборок осматривать их и проводить, по указанию старшего вет. врача, профилактические мероприятия в подразделении;

3) проводить вет. разведку района действия и расположения эскадрона (батареи); 4) оказывать первую (доврачебную) помощь раненым и заболевшим лошадям и проводить амбулаторное лечение;

5) направлять, с доклада командиру или старшине, в передовой вет. пункт или полковой вет. лазарет раненых и больных лошадей, требующих врачебной помощи или стационарного лечения;

6) знать кличку, характер, пороки, состояние здоровья и работоспособности каждой лошади эскадрона (батареи);

7) докладывать командиру эскадрона (батареи) и старшему вет. врачу о всех случаях нарушения правил содержания и сбережения конского состава, а также о заболеваниях лошадей.

Ковочный инструктор подчиняется непосредственно старшему вет. врачу полка и отвечает за качество ковки конного состава.

Ковочный инструктор обязан:

1) вести постоянное наблюдение за состоянием ковки и не реже одного раза в шестидневку производить осмотр ковки;

2) следить за качеством работы ковочных кузнецов.

Ветеринарное снабжение

Комплекты и нормы ветеринарного имущества

Вет. имущество для войсковых частей и вет. лазаретов на военное время отпускается по нормам в виде комплектов, которые содержат и возят в специальных укладочных ящиках. Количество и номера норм вет. имущества, положенного частям и учреждениям, определяются табелями их штатов.

Доставка вет. имущества из полевого армейского вет. склада в войсковой части и вет. лазареты производится:

1) до дивизионных вет. лазаретов – автотранспортом эвакуационных вет. лазаретов;

2) до войсковых вет. лазаретов – транспортом последних;

Вет. имущество может также подвозиться армейским, дивизионным и полевым транспортами по общей системе подвоза.

Нормы суточных переходов лошади

В коннице нормальный суточный переход 45- 55 км без большого привала; движение не более 7-8 часов. Форсированный переход не более 7-8 часов с большим привалом на 3-4 часа. Время на переход 12-13 часов.

В пехоте и артиллерии нормальный суточный переход 32 км с большим привалом на 1,5 -3 часа; движение до 8 часов. Форсированный переход 45 км с добавочным большим привалом; движение до 12 и более часов.

В обозах и транспортах нормальный суточный переход 30- 36 км; движение 7-8 часов. Форсированный переход до 40- 50 км; движение до 12 часов и более. Нормальная суточная работа лошади при подвозе боеприпасов и других видов имущества 25- 35 км. При работе ночью нормы работы уменьшаются на 30%.

 1. 3 Война. Животные в суровых условиях войны

 

За период с 30.11.39 г. по 13.3.40 г. в войне со стороны СССР приняли 4 кавалерийские дивизии - 7-я, 24-я, 36-я и 25-я. Также 7 декабря по заданию Генерального штаба РККА была сформирована и отправлена в действующую армию Советско-финского фронта под командованием заместителя начальника Центральной школы полковника Мищенко Н.Н. рота ездово-нартовых упряжек собак и взвод собак связи – личного состава – 34 человека, 31 ездовая собака, 18 собак связи.

Одновременно с подразделением полковника Мищенко Н.Н. на Кандалакшском участке фронта действовал взвод ездовых упряжек собак, приданный штурмовым отрядам под командованием майора Голубева В.Г.

12 февраля по заданию Генерального штаба Красной армии в Ленинградский военный округ в 15-ю армию был отправлен сводный батальон в составе 2-х рот ездовых и связных собак под командованием майора Гаврилова С.К., военкома батальона комиссара Валериуса Н.Д., командиров рот капитана Мусийченко Н.И., старшего лейтенанта Лужкова Ф.М. В него входили: 8 человек командного состава, 171 курсант, 197 ездовых собак и 71 связная собака.

Ездовые упряжки собак использовались для подвоза на передний край боеприпасов, продовольствия, снаряжения, и эвакуации раненых бойцов и командиров до медсанбата. Положительных моментов в этом было несколько. В условиях суровой и снежной зимы 1939 – 1940 гг. в отсутствии дорог, лесистой местности не всегда можно было использовать лошадей, а автотранспорт порой вообще невозможно. А вожатый упряжки был в состоянии подходить с упряжкой непосредственно к раненому без помощи санитаров. Санитарные носилки, укрепленные на специальной установке на лыжах, придавали плавность упряжке по снегу, не причиняли раненому тряски.

К тому же ездовые упряжки собак оказались единственно возможным средством эвакуации раненых из подразделений, оказавшихся отрезанными от своих частей. Группа в составе взвода 10-12 упряжек из роты Мусийченко неоднократно в сопровождении проводников в ночное время проникала через передний край в расположение отрезанного подразделения, доставляя им продовольствие и медикаменты, и снова с наступлением темноты возвращались с ранеными в расположение своих войск. Трудный и опасный маршрут эвакуации раненых из окружения составил 15 км.

Если собаки в целом неплохо вписывались в тяжелые условия войны на Карельском перешейке, то прибытие на фронт кавалерии вызвало удивление у солдат. По свидетельствам самих же кавалеристов, они не были готовы к войне в таких условиях.

Ивченко В. К., мл. командир, 24-я кавалерийская дивизия: «Мы напоминали чучело и служили хорошей мишенью для противника».

Результаты участия кавалерии в военных действиях нельзя назвать великолепными. В Ликохарью у 163-й дивизии были отбиты 400 лошадей. Позже, у окруженной 44-й дивизии победители отбили1170 лошадей.

Ввиду многочисленных ошибок и просчетов командования финский поход обернулся для Красной Армии тяжелейшим испытанием. Кавалерию также не обошли стороной фронтовые лишения и трудности, усугубленные необходимостью заботы о боевом коне. Морозы в ту зиму отличались поистине космическим холодом, таким, что ночных морозов не выдерживали лошади и для них приходилось строить специальные укрытия. Серьезные трудности были и с фуражом из-за несвоевременного подвоза последнего. Считалось большой удачей обнаружить не сожженный финский стог сена. Однажды действовавшая в районе Койвисто группа лыжников-красноармейцев напоролась на засаду. Спрятавшийся в стогу финский пулеметчик не жалел патронов, а солдаты вместо того, чтобы уничтожить пулемет вместе со стогом, были вынуждены брать противника живьем, поскольку прекрасно знали о бедствиях кавалерии.

Но еще большие проблемы начались, когда солдаты стали голодать. Наступая, на финской стороне они практически не находили ни пищи, ни жилья. Все было сожжено финнами. Лошади русских практически не получали фуража, а солдатам часто приходилось есть буквально скелеты убитых в бою лошадей; подвоз продуктов питания по Мурманской железной дороге осуществлялся крайне нерегулярно. Сумей финны перерезать Мурманскую железную дорогу где-нибудь в районе Лотинанпелто и взять ее под свой контроль, солдатам вообще нечего было бы есть. Но финны оказались не способны на подобный подвиг, поэтому русские изредка получали продукты питания.

Из сообщений:

29 января из штаба 18-й стрелковой дивизии: "Продовольствия не сбросили, по чему - непонятно. Голодные, положение тяжелое".

   В тот же день: "Окружены 16 суток, раненых 500 человек. Боеприпасов, продовольствия нет. Доедаем последнюю лошадь" .

Находящиеся в окружении советские войска голодали, но их лошадям, которым полагалось тащить орудия и фургоны с припасами, приходилось еще хуже. С самого начала вторжения судьба их была незавидной, но, попав в окружение, несчастные животные стали бесполезны, их разве что можно было использовать в качестве пищи для голодающих солдат.

Лошади, не погибшие от голода и не забитые для питания солдат, иногда служили для других целей. Так, у Койринойя их использовали для «нейтрализации» финских мин, гоняя несчастных животных по замерзшим минным полям. Финны, наблюдая за ужасными страданиями лошадей, старались пристрелить их до того, как те попадут на мину. Иногда им удавалось убить их, прежде чем животное будет искалечено; иногда же приходилось слушать полное муки ржание искалеченных животных, продолжавшееся по нескольку часов кряду.

 «Эркки Палолампи, работавший до войны редактором газеты, вел дневник, куда вносил свои впечатления от фронтовой жизни. В нем он описывает случай, когда «кавалерию без всадников» гнали по льду. Одна из лошадей была тяжело ранена неподалеку от финских позиций, ее стоны и крики звучали почти как человеческие. Финны хотели положить конец ее страданиям, но в ясную погоду и под прицелом винтовок противника подобная миссия стала бы самоубийством. Командир запретил всем покидать позиции. Напряжение росло, и батальон, повидавший много страданий и смертей, начинал терять самообладание от мучений одного раненого животного, лежащего на льду. Солдат пробивал холодный пот. Срочно было необходимо что-то предпринять.

Пастор Эльяс Симойоки, капеллан батальона, вышел вперед. Он отпевал погибших и молился за раненых, помогая уносить их в безопасное место. Поскольку во время Зимней войны в подразделениях официально не существовало должности капеллана, он сражался наравне с остальными. Все любили Симойоки. Он всегда подчинялся приказам... но лишь до этого момента.

Пастор взял свой пистолет и спокойно пошел по открытому заснеженному пространству. Ни с той ни с другой стороны не прозвучало ни единого выстрела, было ясно: все хотели, чтобы лошадь была избавлена от мучений.

Симойоки дошел до лошади и совершил акт милосердия. Животное утихло, и пастор начал свой долгий путь назад. Стояла мертвая тишина.»

Ввиду участия в военных действиях животных должны были быть и люди, занимающиеся состоянием конского состава и собак. Действительно, не смотря на такое ужасное положение солдат и животных, как и положено, в частях были ветврачи и ветфельдшера. Командирам дивизий было передано по одному эвакоотделу ПВЛ. На Карельском перешейке были развернуты полевые ветеринарные лазареты № 443 - Осельки, № 444 - Левашове, № 446 - Вартемяки и эваковетеринарные лазареты № 621 - Токсово, № 546 - в районе Левашове, № 549 - Куйвози.

Опубликованных сведений о ветврачах мало. Вот только несколько из них: Акинфиев Александр Иванович (ветврач, РСФСР г. Ленинград, умер от ран 20.12.1939), Ануфриев Федор (ветфельдшер), Басалаев Дмитрий Алексеевич (ветфельдшер, КФССР Пудожский р-н д. Аксинская, кадровый военный, погиб в бою 15.02.1940), Иванов Федор Евграфович (военветврач 3 ранга, КФССР г. Кондопога, погиб в бою 28.02.1940), Егоров Степан Васильевич (военветфельдшер, 1905 г.р., особая картотека), Тавасян Гайк Саркисович (ветвоенфельдшер, 1916 г.р.АрмССР, Басаргечарский р-н, погиб в бою 05.03.1940) Также в 1939г были мобилизованы несколько преподавателей СПбГАВМ: Титков Анатолий Дмитриевич, Василевский Михаил Лукьянович, Синев Антонин Васильевич, Тарасевич Аркадий Юлианович, Гусев Александр Асонович, Фомина Калерия Сергеевна, Евдокимов Петр Дмитриевич. Начальником Главного ветеринарного управления Красной Армии с 1938 по 1940 г был Барковский Кузьма Илларионович .

1.4 Официальные сведения по ветеринарному обеспечению

Советско-Финской войны 1939-1940гг

 

Справочники дают несколько иную информацию по ветеринарному обеспечению в этот период истории нашей страны. Если судить только по этим данным, то ситуация не кажется такой катастрофической, какой она описана в предыдущем разделе.

Исключительно суровая зима и тяжелый для ведения боевых действий театр определили ряд специфических особенностей ветеринарного обеспечения войск. Необходимость действовать вне дорог на местности, покрытой лесами и многочисленными реками и озерами, приводила к высокому травматизму лошадей. Это было основной причиной, выводившей лошадей из строя. Сильные морозы и затруднения с подвозом фуража из-за большой оторванности войск от баз приводили к снижению упитанности конского состава и росту числа желудочно-кишечных заболеваний, которые стояли на втором месте среди причин, вызывавших выход лошадей из строя.

Значительная концентрация войск на карельском перешейке, приближение конского состава к линии огня и недостаточное его укрытие приводили к повышенному боевому травматизму лошадей. В начале войны имелись потери лошадей от подрыва на минах.

В заболеваемости лошадей преобладали: травмы, не связанные с боевыми поражениями, - 37%; заболевания органов пищеварения и истощение – 24%; мыт (гнойное воспаление слизистой оболочки верхних дыхательных путей, регионарных лимфатических узлов) – 11,4%; чесотка – 6,2%; стригущий лишай – 6%. Наблюдались отморожения и парафимозы.

Сап и инфекционная анемия не встречались.

Условия работы ветеринарного состава полковых и дивизионных (корпусных) ветеринарных лазаретов, располагавшихся при 40-50 градусных морозах бивуаком, были крайне тяжелыми.

Для обслуживания конского состава ветеринарная служба располагала достаточными средствами – войсковыми ветеринарными лазаретами, рассчитанными на 100 станкомест каждый, эвакуационными ветеринарными лазаретами на 100 станкомест и полевыми ветеринарными лазаретами на 300 станкомест. В начале войны был небольшой некомплект ветеринарных врачей, вызванный необходимостью направления их в части, где по штатам конский состав не был положен, на фактически имелся. Позднее в эти части были командированы врачи из резерва Ленинградского военного округа.

Среднесуточное наличие больных лошадей в ветеринарных лазаретах было около 4,5%, а количество станкомест в них значительно превышало эту цифру. Ветеринарные лазареты войскового звена до декабря 1939 г. были загружены только на 25-30% и лишь в период декабрьского наступления их загрузка поднялась до 80-90%. Армейские ветеринарные лазареты до января 1940 г были загружены на 50-90% (больше загружены были лазареты армии, действующей на северном направлении, откуда эвакуация в тыл была почти невозможна). В дальнейшем загрузка армейских ветеринарных лазаретов превысила 100%.

Из армейских ветеринарных лазаретов дальнейшая эвакуация велась в гарнизонные ветеринарные лазареты, рассчитанные на 300-600 лошадей. Для лечения раненых и больных лошадей в тылу было также использовано несколько гражданских лечебниц, так называемых лечебниц особого назначения (ЛОН), подготовленных для этой цели в мирное время. Количество лошадей, эвакуированных в эти лечебницы, было незначительным.

В нескольких моторизованных дивизиях ветеринарные лазареты не были положены по штатам, но конский состав они имели. Поэтому больных лошадей, которые должны были оседать в войсковом тылу, пришлось эвакуировать в армейские ветеринарные лазареты.

В период боевых действий ветеринарные лазареты войскового тыла перемещались редко. Так, полковые ветеринарные лазареты находились на одном месте 15-20 дней, а корпусные - 40-70 дней.

Выздоровление лошадей в ветеринарных лазаретах составляла в среднем 86%

Эвакуация в войсковом тылу велась походным порядком, в армейском – преимущественно автомашинами эвакуационных ветеринарных лазаретов; больные и раненые лошади из армейских ветеринарных лазаретов перевозились в тыл по железной дороге.

Советско-финская война явилась проверкой организации полевой ветеринарной службы и ее положений, предусмотренных Уставом ветеринарной службы. Был получен некоторый опыт лечебно-эвакуационной работы в условиях тяжелой зимы, выявлены недостатки организации ветеринарной службы. По этому поводу было выпущено несколько приказов, по которым следовало:

1) дать рядовому составу необходимые знания по заразным желудочно-кишечным, накожным заболеваниям лошадей, а также по заболеваниям механического порядка;

2) научить бойцов и командиров оказывать первую помощь раненым и пораженным ОВ лошадям;

3) ветеринарному составу – совершенствовать знания и практические навыки в вопросах: профилактики желудочно-кишечных заболеваний конского состава, полевой и оперативной хирургии по оказанию первой помощи раненым лошадям и эвакуации с фронта до ветеринарного лазарета дивизии, ветеринарно-химической защиты лошадей и других войсковых животных, организации работы ветеринарной службы в войсковом тылу и основных видах боя.

 

2. Ветеринарная служба Финляндии во время Советско-Финской войны 1939-1940гг.

 

О ветеринарии во время Зимней войны и участие в ней животных со стороны Финляндии почти ничего не известно. Информация по этой теме во всех источниках сводится к нескольким предложениям.

Начальником ветеринарной службы (с 13 февраля 1940 г. преобразована в расширенный отдел) в Генеральном штабе был полковник Я. Талвитие, в его подчинении было 11 конных «депо» (hevosvarikko), подчиненных генеральному штабу, созданных между ноябрем и декабрем по всей стране.

4 "лошадиных" госпиталя (вет.лазарета) (hevossairaala, KotiHev.S) созданных в Хямеллинне, Кинтаусе, Руукки и Лемпяяля, Временный "лошадиный" госпиталь (веет.лазарет) располагавшийся в Лапперанте.

Для ветеринарного обслуживания, в каждой части, драгунском полку и группах была ветеринарная рота или ветеринарное отделение.

Ветеринарные роты состояли из 4 ветеринарных хирургов, конюшни для 50 травмированных лошадей (sairastalli), транспортного взвода, взвода обеспечения и взвода конного депо с заменой 70 лошадей.

Каждый финский корпус имел полевой госпиталь (веет.лазарет) для лошадей, с пропускной способностью 200 - 400 лошадей. Взвод конного депо на корпусном уровне, имел для замены 120 лошадей.

В Пехотных полках и конных дивизионах были ветеринары.

Со стороны Финляндии в Зимней войне принимали участие 1 кавалерийская бригада, входившая в состав армии генерала Х.В.Эстермана, а также вожатые с собаками. В Петсамо, в Лапландии, «на службу были приняты» даже северные олени.

Об присутствии собак свидетельствует участник Советско-Финской войны Давиденко Василий Федорович. Им была поймана финская собака с повязкой, в которой были разведданные.

О самом ветеринарном обеспечении известно мало. Есть данные, что по штату в 1-й горнострелковый корпус ФНА 2 ветеринара. 8.12.39. при корпусе был сформирован ветеринарный лазарет.

Оказание ветеринарной помощи было одной из функций организации "Лотта Свярд" - самой известной добровольной женской организацией в финской истории.

Организация была строго разделена на отделы, в которых Лотты были распределены  согласно их навыкам и образованию. Это гарантировало эффективный способ работы организации как в мирное время так и во время войны. В начале у отделов было много разнообразных названий,   но в конечном счете их назвали медицинским, снабжения и обеспечения. Медицинский отдел занимался не только людьми – животных также нельзя  было оставить без ветеринарной помощи  во время войн. Особенно приходилось нелегко  лошадям и они получили заботу от специально обученных (закончивших ветеринарные курсы) Лотт.

«Финны заботливо относились к своим лошадям во время Зимней войны. Они содержали их в конюшнях, хорошо кормили и наладили такую ветеринарную службу, какой не было ни в одной войне».

В период военных действий финнами было захвачено немало лошадей Есть весьма расплывчатые сведения о том, что в финской армии лошадей содержали лучше, чем в советских частях. Согласно финским инструкциям, лошади получали ежедневно до 26 фунтов овса и сена. Это значит, что вся конная армия требовала четыре больших обоза кормов в день.

В полевых условиях финские лошади показали себя очень сообразительными животными: они сами ложились, когда начинался артобстрел или воздушный налет. Уже после войны финские фермеры говорили, что их лошади подгибают передние ноги и ложатся, когда над пахотным полем появляется пассажирский самолет.

Количество лошадей в финской армии в ходе войны постоянно менялось, начиная с 48 000 в ноябре более 64 000 в декабре и, постепенно снижаясь до 53 800 в конце войны.

Причиной изменений стали демобилизация нескольких «обозных» рот, повторное отмобилизование этих рот, роспуск (в конце войны), и потери.

Во время войны в общей сложности 34 945 лошадей, раненых или больных, получили медицинскую помощь в полевой армейской ветеринарной службе. 4 822 лошади были отправлены в "лошадиные" госпиталя и на другие ветеринарные объекты для ухода и восстановления, в которых 88% выздоровели. В общей сложности 90 627 лошадей служили в финской армии, из которых 7 204 было потеряно (убито, пало, или пропало). Из этих 7 204 лошадей, 3 968 лошадей были потеряны в результате огня противника (в основном из-за постоянных артиллерийских обстрелов и воздушных бомбардировок).

 

Заключение

 

Советско-финская война была тяжелой для обеих сторон. За 105 дней военных действий погибли тысячи людей с обеих сторон, а потерянные жизни животных даже не считали, ограничиваясь числительным «много». Однако животные сыграли не такую уж маловажную роль в этой «ненужной» и непопулярной войне. Они также с потом и кровью шли к победе.

Пусть кавалерия смотрелась и действовала в снегах Финляндии не так хорошо, как в степях. Она даже, можно сказать, тормозила действия армии. Но кавалерия – всего лишь малая часть всего конского состава армий. Основная работа как раз легла на других животных – тягловых лошадок, собак и иногда даже оленей. Если бы не было их, то некоторые орудия было бы невозможно сдвинуть с места, доставлять раненых их труднодоступных, обстреливаемых районов. Они спасли жизни многим солдатам.

К сожалению, во время военных действий, когда не всегда и человек может получить квалифицированную медицинскую помощь, не приходится ожидать ее для животных. А в условиях Советско-финской войны, когда во многих советских частях на животное смотрели исключительно как на обед или ужин, о ветеринарии говорить трудно. Тем более что в частях, где не был предусмотрен конский состав (но он был), ветеринарных врачей не было вообще, остается загадкой, чем тогда в этих частях питались лошади.

Как стало уже ясно, информация из уст участников боевых действий разительно отличается от официальных данных. Но в одном они схожи – животные принимали непосредственное участие в войне, и про это не стоит забывать.

 

 

Авторские права (с) Семенов Андрей Эдуардович